Часть 1.


Думала ли я когда, что уже взрослым солидным человеком возьмусь за такое несерьезное дело, как куклы... и найду в этом столько удовольствия! Не было бы счастья, да несчастье помогло. Ну да подробности неинтересные... просто пришлось искать, чем занять новогодние каникулы. Вот так и появилась в моем доме Марфа Тимофеевна. А через год – и Феденька.
Говоря высоким штилем, всякое дело – это цепь успехов, разочарований и озарений. Ничего себе загнула, а? Скажем честно, точного соответствия конкретной эпохе выдержать не удалось. И это было первым разочарованием. Ткани... ну где ж в наше время найдешь камку жарких цветов или рытый веницейский бархат? Особенности модели тоже сказали свое веское слово. Например, вот этот шелковый косоклинный сарафан.

Теоретически, здесь недостает пояса под грудью, а внизу по подолу непременно должны идти украсы – декоративная кайма минимум в один ряд. Но – вот он, «эффект масштаба»: при таких размерах даже самая тонкая и мягкая кайма сообщает подолу ненужный эффект жесткости, и пропадает другое важное свойство – красивые глубокие складки.
Но зато сколько удивительных открытий! Исторический костюм, во всяком случае, костюм русский – кладезь информации не только для историков, культурологов и модельеров. Для психолога открывается здесь непаханое поле! Даже неспециалисту, стоит лишь вникнуть, делается ясным, насколько мышление наших предков отличалось от нашего – и как именно отличалось.
Здесь ничего не бывает просто так. Все имеет значение, практическое либо символическое. Знаете ли вы, что ромбический орнамент (примерно как на приведенной выше сорочице) в русской традиции символизирует стихию земли? А вот вышивка на фото ниже, в которой главным элементом являются параллельные волнистые линии – это уже вода.

То, что головные уборы наглядно демонстрируют семейное положение человека, известно, наверное всем. А вот слышали ли вы, что разрез горловины на бабьих рубахах гораздо глубже, чем на девичьих? Догадываетесь, почему?


Старый русский крой предельно рационален. Его принципы - удобство и экономность. Недаром в царских кроильных книгах с точностью до четверти вершка указывается расход каждого вида материи для каждого наименования одежды для каждого из членов государевой семьи. При правильном раскрое обрезков практически не останется. И это объяснимо - если спуститься с Верху в гущу народной жизни. Ведь каждый лишний вершок – это лишний труд. Вырастить лен, выделать кудель, спрясть, соткать... или заработать пенязей на дорогую заморскую ткань.
Крой одновременно и прост, и сложен. Он не требует точной подгонки по фигуре, и с раскроем справится любая девчонка-подлеточка, впервые задумавшаяся о собственном приданном. В нем почти нет изгибов и округлых линий – лишь прямоугольники и прямоугольные треугольники, редко-редко когда трапеция, да и от той боковые треугольнички непременно пойдут в дело. И вот из этого-то множества больших, маленьких и крохотных деталей и деталюшечек и начинаем, точно конструктор, собирать нашу будущую лопотину.
Но мы запамятовали об удобстве! А вот наши предки не забывали. К примеру, мы шьем рубаху.

Рукав должен позволять руке двигаться абсолютно свободно. Как этого достичь, если – см. выше – изгиб исключен? Подходим к проблеме не сверху, а снизу: мы вшиваем в подмышку ромбик-ластовицу, лучше яркого, контрастирующего с основной тканью цвета – алый, рудожелтый, да хоть синий в клеточку (на царских рубахах, например, в дело шла червчатая тафта). Вот и пристроим к делу лоскуток, буде такой где заваляется, да и рубаха сразу глядится веселей. А еще... русский мужик – не лентяй, и баба не белоручка, да и князь-боярин на ратном поле немалый принимает труд. И взмокнет когда – так куда менее то будет заметно!
Но… ластовица создает излишний объем в подмышках. Это неважно для мужчины (ведь и верхнее платье будет с такими же ластовицами), это было неважно и для древней славянки, одетой в поневу, но при сарафане с плотно прилегающим верхом это создает определенное неудобство. Как быть? Наши остроумные пра-пра-прабабушки находят выход. Дополнительный объем возникает сверху – между плечевыми швами делают особые вставки – полики. Само собой разумеется, из цветной ткани, или расшитые яркими узорами, или то и другое вместе – не упускаем ни одной возможности для украшения.
К сожалению, я этой техники пока не освоила, так что для примера своего предложить нечего, но вот здесь можно полюбоваться прелестными сорочками и разглядеть крой: club.season.ru/index.php?showtopic=5644
Кстати, возникает и еще одно преимущество, немаловажное для женской фигуры. Прямые полики в виде небольших прямоугольников позволят (имелась бы ткань достаточной ширины) набрать спереди пышных складочек; при косых не нужно и избытка ткани – она сама сдвинется, куда нужно, создав необходимый объем в груди.
А кто знает, чем вообще женские рубахи отличаются от мужских? Ну, само собой разумеется, длиной. Еще тем, что на мужских иногда бывают прорехи. Собственно, многие особенности старинного кроя обусловлены тем, что домотканое полотно, как правило, ограниченной ширины – сантиметров сорок. Чем набирать объема за счет нескольких полос «бочков», куда проще сделать по бокам разрезы для более свободного движения. Вариант исключительно мужской, с бабьей сорочкой в пол такое не пройдет, да там и требования другие; а мужику нужно и верхом ездить, и мало что еще…да и пляска мужская по рисунку от женской сильно отличается!
А еще? Воротом! Женский ворот непременно прямой, то есть с разрезом в центре, что и неудивительно – иначе это смотрелось бы просто неприлично. Древнейшая конструкция мужского ворота была такова же, но затем разрез сдвигается налево. Не всегда, но очень часто. Почему? Частная версия: потому что древнейший тип верхней одежды, накладной или с глубоким запахом, сменяется новым – распашным. А застегивались-то кафтаны встык. Разрез приходится на разрез – бррр, холодновато! На женских саянах и летниках проблема разрешилась иначе – очень частой застежкой из мелких пуговок. Как писали посетившие Московию иностранцы, «приличие требовало, чтобы грудь женщины была застегнута как можно плотнее».
«Предельная функциональность кроя и оформления эстетизировалась, приобретая выразительные декоративные решения. Так, вставки под мышки – ластовицы – и на плечи – полики, выполняя чисто утилитарные функции, одновременно являлись и украшением рубахи». Р.М.Кирсанова. «Розовая ксандрейка и драдедамовый платок: Костюм вещь и образ в русской литературе XIX века».
Крой универсален. Было бы преувеличением объявлять старинную русскую одежду безразмерной (известно, что царское платье Михаила Федоровича перешивали на его сына Алексея Михайловича, который был несколько выше и – пока еще – тоньше), но она запросто варьируется плюс-минус размер, а то и больше. К примеру, вот такие штаны. На фото не видно особенностей кроя, поэтому отсылаю читателя к описанию: southrus.borda.ru/?1-3-0-00000202-000-0-0. (Кстати, рубаха сшита с ошибкой – кто найдет?)

Раз надев их, мог русич толстеть, сколько душе угодно – они просто все больше поднимаются вверх, натягиваясь на увеличивающуюся... эээ... пятую точку. Разве что штанины сделаются коротковаты, ну так это не беда – их все равно заправлять в сапоги.
Продолжение следует.

запись создана: 16.02.2011 в 21:11

@темы: Эссе