Будуар дамы

11:30 

"Богема"

Сусуватари
Я стою, и жду его. С той минуты , как в трубке раздался голос и я разобрала: «Проспект Мира», к заводу Орджоникидзе». Потом была суета, я куда-то ходила, что-то спрашивала. Даже записывала что-то зеленоплодные сорта чёрной смородины. Это очень важно — такая смородина. Пользуется спросом и ещё почему-то. Да, антиоксиданты. Как верно подмечено — они.
На улице пыльная душная городская весна, хочется радоваться небу, такому высокому, хотя тусклому, и вообще всё будет прекрасно — ведь Он позвонил и мы увидимся! Я стою и жду, как обычно, не сумела опоздать, вокруг идут толпы тех, кто знает зачем и куда идти, а я делаю вид, что мне нравится тут стоять, смотреть на киоски, воняющие всякой всячиной: от сомнительных копченостей и чебуреков, до парфюма из жестяной будки, и ещё на толпы красивых и молодых женщин.
Вот это меня на самом деле убивает. Их так много, они такие разнообразные но все очень ухоженные, с изящными талиями, длинные ноги уверенно ступают в обуви с умопомрачительной высоты шпильках, и все так шикарно-равнодушные, с идеальным макияжем, словно тут не захудалая улочка а подиум и парад «богатых и знаменитых». Наверное, тут что-то не то, но я сжимаюсь — как я могу его здесь ждать? Тут полно других — красивых,даже роскошных, прямо картинки.
Вы пришли! - его рокот откуда-то из-под небес выдёргивает меня из бездны самоуничижения и всяких измышлений. - Идёмте, идёмте, знаете ли, а я для Вас такое! Такое добыл!
Он огромен и очень красив — я это знала давно, но сейчас, словно всплывая к его улыбке из своего уныния, снова оценила: 196 сантиметров, да с такими плечами, густыми, чуть вьющимися волосами и огромными глазами в роскошно загнутых густых ресницах — это прекрасно и грандиозно! Куда-то смылось моё уныние, легко идти, тем более, он сразу как-то очень почтительно и защищающе обнимает за плечи, поддерживает под локоток, примеривается к моим коротеньким шагам... Мечта! Пусть все теперь думают что он в ней нашёл — ничего не нашёл и мы просто друзья и только. Всё очень просто.
Сначала ужин, потом — опера, не возражаете? - Густой голос и сияние глаз всё так же мягко обволакивают и командуют мной. И пусть! Он хозяин дома, так полагается.
Я не очень помню что там за еда была — какая-то ведь была, и я в восхищении слушала его рассказы, смеялась, кивала и смотрела буквально в рот. Как же он необычен, какой способный... так нереально — знать языки. Разбираться во всем-всём и любить оперу. Да, теперь к опере — и мы перебираемся к креслам и его ноуту, потому что он не просто будет показывать оперу — это ЕГО опера. Его «Богема» в его постановке.
Сначала я слушаю всякие рассказы про их курс. Про разных бесталанных и гениальных, всё это мимо, мимо, потому что... да, это круто: он сам исполняет на первом показе артистам сцену знакомства Мими и Рудольфа. У Мими такая хитрая физиономия, что я ни на минуту не могу оторваться от мысли, что на экране происходит точно то, что следует по либретто. Мими здоровенная, плечистая и угловатая, и у неё посредственный голос, но Рудольф... да, иногда подогретость вином, холод в комнате (репетиционном зале) и близость кого-то тёплого важнее прочих высоких материй: немного неловко двигаясь, Рудольф успешно развивает идею более близкого знакомства. Я слышу дуэт, потом ту самую арию «Замерзшие ручонки»... как же это может быть? Или я напридумывала. И это просто просто моя близорукость?
Я внезапно для себя оборачиваюсь — мы, оказывается, сидим нос к носу. Нервно смеюсь и говорю что-то необязательное. А он тоже смеется и мы идём ставить чайник.
-Ты знаешь, она тоже режиссёр, только дура ужасная, - озабоченно говорит он, наполняя чайник заваркой и вытаскивая печенье, - я вот ещё тебе покажу, как я ставил сцену из «Кармен« с ней.
Мне становится несколько жутко от того, что я теперь эту лошадеватую блондинку увижу Кармен, но он так убедительно рассуждает про постановку оперы, как драматического спектакля, про сюжет, про мизансцены и создание настроения, что кажется, стоит посмотреть это. С Кармен.
Смотри: парнишка. Он безумно талантлив, просто невероятно, и он её, нашу.. это самое, он её просто на дух не переносит. Как настоящий Хозе. Гляди, как он будет щемиться и отворачиваться.
Да... я смотрю — в самом деле, невысокий и очень молодой парнишка, как и положено по сюжету ковыряет и вертит в руках какой-то мелкий предмет. Булавку он должен делать: в новелле нахалка просила сделать и для неё. Здоровенная девица, точно без парика, зато в грубоватых туфлях и широченной цыганской юбке принимается заигрывать именно так, как я и предвидела — грубовато. Нахраписто она ведёт рассказ про то, что «милый мой уж надоел мне — его я прогнала!» Парень горбится и пытается пересесть, но мелодия и женщина липнут, вяжутся, всё затрагивая, прикасаясь, назойливо напоминая о удовольствиях, доступных радостях, про то, что можно хотя бы вообразить себя любимым и счастливым — там, в Лилас Пастья. От всей души я желаю парню выскочить из кадра и избавиться от морока, но там ведь такая длинная она, эта «Сегедилья», и, хоть парень и вырвался всё-таки, я увидела, что он почти жалеет об этом, а у Кармен такой злой голодный блеск в глазах — просто жуть берёт.
И я снова отшатываюсь от экрана, оказывается. Мне очень-очень тепло, он так близко, рядом снова едва носами не столкнулись. Моя близорукость, должно быть... Ах, да, чай забыли. Надо хоть чашку чаю, зря, что ли, делали.
И мы разговариваем про Кармен про то, как хорошо он подобрал расстановку актёров для начала спектакля, и вообще это такая неоднозначная вещь.
А парнишка тот — умница, он и теперь её не переносит, - неожиданно сообщает мне он, и ведёт обратно к ноуту, к опере, это опять «Богема». Мы снова смотрим, с повтором и другими ракурсами. Ту арию, где Рудольф то есть, он в роли Рудольфа, поёт о себе, про то, что он что-то там создаёт и разрушает, я вижу. Как он скованно держит руки и листы стихов(наверное, все же просто его статьи о музыке) не веером, просто неопрятной кучей неживописно шлёпаются на пол . Вот они ползают, ищут ключ. Он хихикает мне в плечо: «Как думаете, когда он догадался, что она нарочно ключ найти не может?», а я в ответ плоско шучу, что тут в самом начале физиономия «не догоню, так согреюсь», была, и мы заговорщицки смеёмся...
Потом были иные сцены, но я всё искала эпизоды с Рудольфом. Неужели это моя близорукость? Или я вижу тот, хитровато-неуверенный взгляд? А он всё прерывается рассказать какая эта блондинка дура и как она всё на репетициях и показах пытается подсидеть его и всё говорит поперёк. Я возмущаюсь, конечно, как же можно говорить поперёк... хотя, если следовать логике Кармен, то так и надо.
Много музыки, такое понимание, и, в конце концов, мы всё же слушаем Рахманинова, и он шепчет:
Совсем я Вас замучил. Сейчас постелю, - и исчезает в другой комнате, а мне становится как-то смешно и хорошо. Он хороший, и всё мефистофельское в нём я нафантазировала. Это просто моя близорукость!
Утром я просто вышла, и, не оглядываясь, снова ушла к метро. Он позвонит. Он обязательно позвонит — когда я перестану ждать. Расскажет про блондинку или брюнета, про новую постановку и что-нибудь покажет. Главное, не ждать. Не вспоминать большие, невероятно ласковые глаза, неловкие и заботливые руки и про то, что надо сказать актёру перед сценой чтоб он вышел и сыграл точно то. и так, как надо. Про печенье, почти такое, как я люблю. Его рассказы о моей аристократичности и какой он меня видит. И прочие, никак не находящиеся на полу мансарды, ключи.

@темы: Оригинальные произведения

Комментарии
2011-02-20 в 09:00 

Зяблик рюмит перед дождем
Текст хороший, но уж очень грустный. Так и видится этот главгерой, упивающийся собой, бр-р-р.

2011-02-20 в 09:18 

Сусуватари
Ытить Спасибо!
Да, именно ради этого впечатления и писалось. Такой вот, творец.

2011-02-20 в 22:41 

Белка Челли
Печально все это и обидно. Луна и грош, да? Талантливый человек, но вот в частной жизни... увы. Грустно.

2011-02-21 в 00:05 

Сусуватари
Белка Челли да, талантивый. Но, кажется, ему и так хорошо?

2011-02-21 в 00:08 

Сусуватари
Но, кажется, ему и так хорошо?
Ему-то наверное. А вот другим - тем, кто в его частной жизни задействован?
Хотя - автору лучше знать. ;-)

2011-02-21 в 00:10 

Сусуватари
Белка Челли О, тут же так на передний пан вынесено все, что он думает о людях, с кемон пересекается и как он с ними взаимодействует!
Не очень, наверное, им уютно. Чувство неудовольствия-то частое.

2011-02-21 в 00:19 

Сусуватари
Не очень, наверное, им уютно.
Вот и у меня из рассказа такое впечателние сложилось.

Богема... люблю "Богему". И ненавижу Рудольфа.

2011-02-21 в 02:58 

демодок
Категорически не приемлю категоричность
Такие характеры интереснее писать "изнутри". Да и читать тоже.

2011-02-21 в 08:36 

Сусуватари
Так и хочется напомнить про фломастеры!

2011-02-21 в 08:40 

Сусуватари
Белка Челли
опера великолепна. Я прослушивала эти отрывки, пока писала, множество раз. Хотя так, как здесь, с настоящим ползанием по полу, не видела. Мне запредельно не нравятся кукловоды!

   

главная