Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
Владимир Владимирович Шкаликов - один из удивительных писателей, который по текстам и по жизни производит одинаково приятное впечатление.
Я горжусь тем, что лично знакома с этим замечательным человеком и дома у меня есть несколько книг этого талантливого томского писателя.
Рекомендую начать знакомство вот с этого. "Пегасик". Такой трогательно-беззащитный и отважный. Настоящий Творец.
А уж как он было в костер топиться полетел - это надо читать. Что же, у каждого творца бывают депрессии.
А уж неукротимая кошка Сима, которая хотела научиться летать - и научилась! - это мой любимый персонаж.
Но там каждый из героев - живой. Выбирайте любого на вкус и читайте своим маленьким и не очень детям.
odub.lib.tomsk.ru/elib/det_pisateli/Shkalikov/p...

Думаю, автор не обидится на перепост, а взято отсюда.
tomskhistory.lib.tomsk.ru/page.php?id=246

Автопредставление

Шкаликов Владимир Владимирович, родился зимой с 1942 на 43-й год на Кубани, в зоне боевых действий, поэтому, став писателем (а раньше — журналистом) немало написал антивоенного.

Вырос сиротой, потому что родители погибли на войне. Из-за этого пожил по всему Советскому Союзу — от Кубани и Крыма до Сахалина и Камчатки. Но по детям и внукам — коренной томич.

Получил три высших образования: техническое, социологическое и педагогическое (по специальности "Русский язык и литература"). Служил на Черноморском флоте, пловец-подводник. Летал на планере в собственноручно построенном Томском аэроклубе. Имел разряды по нескольким видам спорта. Работал столяром, слесарем, радиомонтажником, строителем, вальщиком леса, мастером профтехучилища, инструктором ГАИ, журналистом, охранником…

Всю жизнь любил читать и писать, вёл рабочие дневники по принципу: "Мысль — как гость: не предложишь сесть — постоит и уйдёт". Среди записанных мыслей попадались и сюжеты, из которых получались реалистические, фантастические, сказочные и даже критические и литературоведческие сочинения — как для детей, так и для прочих. С 1999 года — член Союза писателей России.

Успел издать к 2003 году две детские книги — сказочные повести "Пегасик" (Томск, 1987) и "Ангел-хранитель" (Томск, 2003), художественно-документальную книгу "Цена Победы" (Новосибирск, 1984), социально-фантастический остросюжетный роман "Беспорядок" (1-й том — "Колымский тоннель", Новосибирск, 1998). Рассказы, сказки и повести издавались также в коллективных сборниках по России, в различных журналах, альманахах и газетах.

Назвать кого-то из писателей своим учителем не берусь, поскольку список любимых авторов длинен, а принцип ученичества в литературе требует писать не так, как любимые авторы. Сравнение "лучше-хуже" в литературе применимо только для эпигонства. Достоинством литератора считаю несходство — разумеется, при выполнении классических литературных требований.

Моя философская опора: "Человечество — ошибка природы, но такая грандиозная, что жалко исправлять". Духовная: "Ад страшен только со стороны". Религиозная: "Бога нет, но Он всё видит". Бытовая: "Лучше уметь, чем иметь". Любимые тосты (хоть я и непьющий): "За тех, кого любим" и "За тех, кто любит нас".
Издания ждут ещё несколько книг — уже написанных и пока писомых: романы, повести и сказки. "Все свои", "Великий нищий", "Неблудные дети", "Оля из Вира", "Сказочно правдивые истории", "Демон самосуда", "Гений самосуда", "Саги о Беспорядке" — эти и другие названия ещё будут на обложках моих книг.
Но по названию ничего не скажешь о книге.

Вот кое-что из "Боя с тенями":

"- Авторами боевиков и детективов обычно становятся биологические трусы: хорошо развитое перспективное воображение не допускает их к преступлениям и подвигам, а выливается в художественные выдумки..

- Джузгун - дерево в Кара-Кумах. Растёт только на сыпучем песке, не гибнет ни в засыпанном, ни в вырванном состоянии, а хорошо вцепившись, укрепляет почву. Когда почва окрепнет и на ней появится обычный лес, джузгун там больше не растёт, идёт дальше. Растение переднего края, как кипрей, череда, хвощ, берёза, осина… Так и некоторые люди. И некоторые писатели. Очень некоторые.

- "Нет, мы не предсказываем, мы предотвращаем".
Это сказал Рэй Дугласович, и я долго завидовал, что не я: точнее сказать о фантастике, думал, невозможно. Обаяние авторитета. Но ведь не может фантастика ничего предотвратить. Пожалуй, перевод несколько неточен:
- Мы не предсказываем и не предотвращаем, мы - предупреждаем.
Но и это - весьма немало.

- "Ангажированность" - это по-русски просто "продажность". Так же, как "демократия" по-русски - просто "беспредел".
Вообще, русский язык велик уже тем, что любое иноязычное враньё легко ставит на своё место. Я доволен, что Госдума недавно приняла закон, запрещающий "публичным людям" употреблять иноязычные "электораты" и "менталитеты", если есть аналоги в русском языке.
Какого чёрта: "Авэ, Цезар! Моритури тэ салютант!" Давай по-нашему: "Эй, император! Привет те от смертников!"

- Для меня литература - такой же тяжёлый труд, как любой физический, только доставляющий мне наибольшее удовольствие.

- Обидно, что из слова "культура" вырвали и испоганили корень "культ".

- Фашизм - это жизненная позиция нищего, которому мало подали, или богача, не желающего подавать милостыню.
Так я думал 20 лет назад, и формула получилась броская. Однако с тех пор я много часов посвятил изучению этого явления и составил о нём более полное представление. Там один Господь Бог, наш Создатель, чего стоит… Но об этом потом.

- Создать бы "Музей борьбы за мир". Выставить там все виды оружия…

- Теория предательства. Я насчитал четыре вида предательства: в дружбе, в любви, в родстве и в отечестве. Первым совершается предательство в дружбе, поскольку она бескорыстна. В дружбе ты предаёшь честь. Вместе с чьей-то любовью ты предаёшь и свою любовь. Предавая в родстве - предаёшь собственную кровь и обязательно начнёшь болеть. Предавая отечество, освобождаешься от совести и остатков чести. Совершив все четыре предательства, получаешь право на звание выродка. Поэтому предательство менее выгодно, чем смерть.

- Человек, всё прощающий себе, чаще всего не умеет прощать другим.

- В детских играх есть постоянно убегающие и постоянно догоняющие. Эти роли, как правило, сохраняются за людьми на всю жизнь.

- Безбожие, воспитанное в нас при вождях, теперь превратилось в безвождие. Атеизм есть разновидность веры. Безбожие - вот что страшно в человеке.
Старый знахарь дядя Гриша говорил мне: "Нет такой болезни, которую бы мы лечили, а врачи не могли. Но люди в это не верят. Один врач не справилса, они - всё - к нам идут. И главно то, что идут с верой, потому что - куда ещё идти? Вот вера их и вылечиват, потому что она сильнее любой травы, любой таблетки". Дядю Гришу и его жену тётю Лену убил пьяный пациент, пожелавший завладеть их только что полученной пенсией. Это и есть безбожие.

- Мне в публикациях отказывали часто, притом бывало, что под противоположеными предлогами. Сегодня спокойно списываю это на посредственность, а тогда искал иные мотивы, потому что друзья ведь хвалили. Я не считал редакторов дурными людьми. Ну, не для этого журнала моё сочинение, ну, переполнен портфель: самая пишущая страна в мире… Но однажды возмутился всерьёз. Мне сказали, что надо сменить псевдоним. Я ответил, что это настоящая фамилия. Тогда посоветовали завести псевдоним. А я ответил, что под этой фамилией мой отец погиб, защищая Родину, и никто не требовал с него псевдонима.

- Ни один писатель никогда не напишет свою главную книгу: над чем же тогда он будет работать и, главное, что же будет согревать его до конца жизни?"

В.Шкаликов, 2004г.

@темы: Рекомендовано редакцией