Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Будуар дамы

11:20 

Для обсуждения - фанфик, не фанфик, и что с этим делать?

Жанр - наверное, очень фанфиншен
Персонажи - Граф Ди, остальное - из игр и фантазий. Все совпадения случайны.
Размер - ну, очень много.
Насчет размещения - ну, хоть спросите?


Очередной день, очередной посетитель.
Пришел мужчина, белый, средний или даже выше среднего роста, но склонный сутулиться. Вид как бы частично ухоженный: явно дорогие вещи, неплохо и со вкусом подобраны, но видно, что хозяину не всегда есть до них дело. К тому же, некоторая отечность лица и бледный цвет кожи… Не то, чтобы пьет, но, скорее всего, ведет очень и очень ночной образ жизни.
читать дальше

@темы: Оригинальные произведения

URL
Комментарии
2011-07-22 в 11:21 

Теперь он даже в человеческом обличьи кажется хищником. Он смотрит куда-то вверх, улыбается, предвкушая, а глаза холодно и выжидательно блестят. Ну, волк! Словно отслеживает и пасет свою добычу, чтоб взять, когда нужный ему момент настанет. Я как-то сразу поверил, что несчастья в обычном человеческом понимании его минуют. Вот разве что мальчик заскучает, заест его повседневность. От таких мыслей единственно и предложил:
- Слушай, а не пойти ли, не развеяться ли нам? Просто так, по пиву, поговорить и посмотреть на толпу? Пошли? Только без драк – я не могу, увы…
Идея молодому человеку жутко понравилась, и мы, к полному моему изумлению, оказались в считанные минуты на улице – город явно южный, старый, очень почтенный квартал. Зашли куда-то в первое понравившееся по окнам заведение, углядели столик… Подошедший официант неодобрительно глянул на моего спутника и тот мгновенно «выдал» волчий оскал и тот дивный взгляд, после которого возможна только драка.
- Э, Ларси, будет тебе, такой хороший вечер, мы пришли поговорить о твоей свадьбе! – вмешался я, - нам, пожалуйста, лагер, лучше чешское!
Стараясь отвлечь Ларса от созерцания с вызовом официанта, который, кстати, быстро переключился на меня, я коснулся рукой ладони Ларса. В самый первый раз, кстати. Рука неприятно дернулась, дрогнула, словно в кулак соберется и залепит в челюсть. Но тут Ларс спохватился, взглянул на меня, извиняясь улыбкой. Да, вот так, кокетливо опустив и подняв ресницы, еще раз словно в сердце кольнул поразительно красивыми веками и очень, очень жесткой линией профиля. Можно ли навсегда остановить эту красоту? Еще не мужчина, но уже и не ребенок – полный жестоких, злобных чувств, вполне зрелых желаний… Растиньяк, пришедший покорить Париж? Или это «Красное и черное»? Перед глазами мелькнуло видение: его узкое, еще подростковое длинное тело, внезапные повороты – Ларс в драке.
Нет, нет, нет!
Хотя это довольно убедительно: оскаленные крупные зубы, удары короткие, уверенные, никаких поз – все по-настоящему, зло и беспощадно и к обидчику, и к просто подвернувшемуся под руку, и к себе…
Не надо!
Я мотаю головой. Ларс, видимо, не заметил, как я «ушел» - смотрит без удивления, еще та самая улыбка на губах не увяла.
- У тебя будет вполне подходящий для пиара имидж много повидавшего самородка. Рядом с холеной литагентшей или агентом будешь таким свежим контрастом – все будут млеть. Не своди эту роспись с тела, даже если будут советовать. Кстати – ты в пиве как: разбираешься?
- Ну, если только темное-светлое и совсем моча! – Ларс хохочет, снова показывая переменчивость настроений. Или умение быстро подстроиться под ситуацию. Да, с таким собеседником словно детектив создаешь – улика, или отвлекающая деталь, точные данные, или вводят в заблуждение? Непрост, очень непрост. Но ведь интересно же! Нескучно, интересно!
- Тогда… попроще, с приятной такой горчинкой… Туборг, наверное, зеленый? Или покрепче горечь?
- А я знаю? Давай тогда сравнивать! Наберемся – так со знанием дела! – он опять сверкает глазами, такой как бы открытый. Может, сейчас и открытый.
-Тогда давай так: начинаем со светлого ординарного, потом – что-нибудь хлебное, и потом – японское. «Асахи» темное. Это нечто: никогда не думал, что в Японии сделают что-то интересное с пивом, но это – просто пробовать надо! Так не расскажешь!
- Давай-давай, что тянем?! Парень уж взбрыкивает, - насмешливо кивает Ларс в сторону действительно переминающегося официанта.
Я поднимаю глаза к служителю барной музы, тот кивает и улетает, явно вдохновленный предстоящим дегустированием. И ладно… я все время держу себя настороже, пора побезумствовать.
Не зная, куда деть руки, пытаюсь отвлечься и не слишком удачно берусь за хлебные палочки с солью. Верчу в пальцах. Ларс, кривовато ухмыляясь, берет в свои ровные длинные пальцы еще одну и просто сминает ее, искрашивает в ладони и высыпает, разжимая руку, на стол. Я нервно сбрасываю все это взмахом ладони. Кажется, никто особо не обратил внимания на все это.
По счастью, в самом деле никто ничего не видел – официант споро принес целый поднос бутылок, бокалов для пива и вазочки с припасом к пиву. Я сразу оживился: дегустация!
- Ну-с, начнем, как полагается, со стихов. Самое подходящее к пивному застолью – это из Толкиена. Знаешь ту надпись, что была на кольце всевластья?
«Три кольца высоким эльфам, для добра их гордого» - как-то так.
Важно, что три. Пиво, когда его собираешься пить, тоже надо делить на три кольца…
- Какие кольца в пиве? – Ларс подозревает подвох, но готов посмеяться.
- А ты представь, что кольцо – это мера. Глоток.
- А, доза. Дорожка у кокаинистов! – весело подхватывает Ларс. Сузившимися глазами он провожает каждое прикосновение к бутылкам.
- Примерно так. Три – было для эльфов, а тем дальше, все пониже по иерархии, то поболее. До девяти. И одно – Всесильное, - властелину Мордора… Тут дело наподобие того. Чтоб пиво было в силе а ты – прямо как прекрасный эльф (хотя бы по самочувствию), то пить надо в три кольца… внимание – наливаю самого светлого, лагер, пиво верхового брожения, очень светлое… смотри, как пенится!
Пиво и в самом деле был картинное. Поданные высокие бокалы из толстого стекла именно для него хороши: пена воспарила прямо, плотной шапкой накрыло золото в бокале, вверх устремились ровные тонкие струйки пузырьков. Красота!
- Вот, посмотри сбоку – блеск какой красивый, а уж цвет! И оцени, как внутри там все… Теперь на глаз раздели на три уровня. Примерно равные, но первый поменьше, хорошо? Вот… первый выпей махом, сразу, вдохнув запах и пробуя пену, притупляя жажду. Ну, давай!
Ларс, явно до этого монолога пивший все, что пьется, без заморочек, с недоверием смотрит на бокал, примеривается – и пьет. С удивлением облизывает пену. Снова смотрит на меня – что дальше?
- Теперь пей уже медленнее. Ты немного расслабишься, пиво пойдет плавно, удивляя вкусом, не водянистой, плотной консистенцией, верно?
- Точно! И приятно так… потому, что дорогое? – практично интересуется Ларс.
- Оно дорогое, потому что его немного такого, - отзываюсь я, подталкивая стружку из вяленого кальмара, - вот, зажуй немного, и следующее будем пробовать.
Потом было такое, пшеничное – мне, честно говоря, его хлебный дух не нравился, потом еще пильзенер… мюнхен, и потом уж портер.
Пробование в «три кольца» мы быстро довели до «пейдодна», потому как послевкусие, да еще сочетание с орешками, кальмаром или просто соленым крендельком тоже забавно. Мы уже ржем, как школьники, дорвавшиеся до шипучки. Ларс пытается найти как можно больше неприличных синонимов к слову «стойкий» - получается немного. Нам так хорошо, что угроза спокойствию пришла совершенно внезапно: проходя как бы совсем не по нашу душу, некая девица хлопается на колени Ларсу. Он, к полному ее неудовольствию, деловито спихивает ее рукой, не особо церемонясь – это даже не приподнять за зад, а просто шлепком согнать. Девица принимается кокетливо возмущаться. Ларс равнодушно бросает что-то вроде «Опоздала, крошка – я уж окольцован», и показывает в самом деле довольно дорогое и стильное кольцо.
У девицы просто глаза повылазили. Похоже, кольцо еще дороже, чем мне показалось. Или она уж вовсе подсадная, чтоб устроить драку – но главное достижение в том, что девица принимается вопить во все горло и к нам направляются с двух сторон: какой-то битюг, толстопузенький крепышок с ушкаи топориком, а с другой стороны – официант покрепче.
Ларс холодно и расчетливо, целенаправленно пихает девицу навстречу официанту и быстро вскакивает, хватая стул. Я успеваю увидеть, что стул был брошен в сторону того столика, откуда пришел битюг, и там даже, наверное, нанес урон… Девица бестолково повисает на руках у официанта (ей лишь бы повисеть, да и не держат ноги), чем исключает его участие в драке на минуту-другую. Мне хочется смыться – но как же Ларс?
А Ларс резким движением впечатывает сразу взятые в замок кулаки в челюсть битюгу. Просто разом, вложив в удар всю силу и весь вес. Снизу вверх – я такого не ожидал. Битюг, видимо, тоже, и потому с очень удивленным и кислым видом оседает. Ларс морщится и трясет рукой – тоже ушиб. Бедняга. Пара мужчин бросается к нему от того стола – со стулом разобрались, зато официант, кажется, решил заняться девицей и уволакивает ее куда-то в сторону, а из служебного входа появляются еще группа товарищей – и все к нам. Скверно.
Куда хуже, чем я думал – Ларс с удовольствием, оскалившись и раздувая ноздри, бьет всем корпусом, кому-то заламывает руку (не сломал же?!), подныривает под кулак и бьет сам. Все с таким выражением, словно наслаждается каждым моментом вхождения кулака в чужую уязвимую плоть, вскриком и гримасой боли… Вот он красиво уронил двоих, теперь его пытаются повалить двое… Пытаются схватить еще и меня – ну, я тут не боец, вообще-то… Резко сбрасываю на руки нападающему свой пиджак и натягиваю его на голову, а потом бью по шее сцепленными руками. Пнул коленом опустившуюся голову – ох, об челюсть или зубы задел! И бегу к Ларсу.
Парнишка уже в гуще драки. Молотить пытаются скопом, хватая за руки и удерживая. Боже, боже, я так и знал: я приношу несчастья, я втравил его, его убьют сейчас!
Уворачиваюсь от каких-то рук, отбиваюсь своим стулом, все-таки получаю пару неловких ударов – но пробиваюсь к Ларсу. Это нечто: парень, не обращая внимания почти на сыплющиеся удары, молотит кого-то об пол, изредка отвлекаясь, чтоб отпихнуть тех, кто бьет его. Шея вся во вздувшихся мышцах и венах, глаза налиты кровью… но ему не устоять и не уйти отсюда. Потому что следующий удар его сваливает с ног, а пока он пытается встать, его бьют по почкам – или что там, что он снова сваливается

URL
2011-07-22 в 11:23 

- Полиция!! Всем оставаться на своих местах! – это ору я, причем неожиданно зло и властно, как получилось бы у киношного копа и у нашего дирижера. Публика ошалела и застыла на миг, а я схватил Ларса под мышки и резво поволок его в сторону сортиров. Ничего лучшего в голову не пришло.
Дверь, к моему удивлению, была открыта, и я тут же втащил Ларса, опустил его на пол и заметался в поисках чем бы заклинить дверь. Ну, да, к счастью, она закрывалась изнутри. Хоть ненадолго.
Занялся Ларсом – обмыть лицо, привести в чувство.
В дверь уже ломились, и, похоже, настроены были решительно.
- Сматываться надо, Ларс, сматываться. Ну же, давай, быстро!
Ларс провел, наконец, по своим бедрам руками, поморщившись, ощупал лицо…
-Порядок, сейчас встану… только куда? Смотри – окон тут нет!
- Есть – вон там, выше вентиляции, то окошко! Почти под потолком – в него!
-Ты б вообще в вентиляцию…
- Не дури: это человек не пролезет, а зверь – пролезет! Давай, не теряйся! – я просто уже дрожью ужаса исходил. Дверь выгибалась под ударами. Начали трещать планки и лететь щепки рядом с замком. Я просто в отчаянии кинулся сдвигать те табуреточки, что были в сортире для отдыха благородных потребителей пива. Теперь пригодятся, чтоб добраться до окна – оно заперто, так что либо открыть, либо разбить.
Поковырявшись и пару раз чуть не сверзившись, я все же открыл ее. Боже, как разболелись мои пальцы! Но это потом, потом – сейчас уходить надо.
Белка мала и быстра, но так высоко ей не запрыгнуть, а по кафелю этому не залезть. Поэтому… быстро кучку из всякого остального барахла – к открытому окну. Ну, я готов.
Ларс довольно быстро соображает и… нахально хватает меня за хвост, перехватывает так, что я просто поперек его пасти попал, и, не успел я пискнуть и забиться, как он в пару прыжков уж вылетает в окно…
Прямо в какой-то бастион из ящиков, все рушится и больно бьет, но мы, по крайней мере, почти на воле.
Куда дальше? Ящики с непривычным для них шорохом осыпаются, раскатываются в стороны. Темно довольно, и ни одного фонаря. Странно – мы теперь не на внутреннем дворе, не среди улицы, мы… мы в Лесу. Том самом.
Лес опять словно в предрассветной дымке. Тихо, беззвучно, легкий туман стелется по земле, даже наши ноги почти не видны нам самим. При ударе я выкатился из пасти Ларса и снова уже в человеческом виде. Холодно, сыро, мой пиджак остался там, не знаю где теперь. Ларс, в своем прикиде из кожи, смотрится куда уместнее меня. Холодно, холодно так, что я начинаю стучать зубами. И это наводит на мысль – кажется, вполне подходящую:
- Давай, перекидывайся снова в зверя – и пошли. Этот лес, если я правильно понимаю, приведет туда, куда ты хочешь попасть на самом деле. Только, чур, не разочаровываться: все желания увидишь, как они на самом деле сбудутся… Противно может показаться. Пошли?
Не оглядываясь, я иду к дереву – просто дерево, как видит человек, и, становясь белкой, я уж знаю, что это вяз. Не есть хорошо, но куда ж деваться. Одни вязы. Под ногами у Ларса высокая трава – лес редок, почти светло было бы, не будь это снова ночь.
Ларс помялся…
- Эй, а шмотки тут, что ли, останутся?
- Нет, не останутся – от меня же одежда не осталась! Все, как было…
Мы бежим. Это довольно нетрудно, если, конечно, не брать в расчет незнания цели, направления, и того, что я панически боюсь потерять Ларса. Быть вместе, не потеряться…
Так что, по-видимому, всему, что дальше было, мы обязаны настроениям Ларса.
Лес становился все реже. Труднее допрыгнуть с ветки до ветки зато волк шел быстро и все легче. Мы прорвались сквозь какие-то кусты и оказались, наверное, на краю тропы. Я рискнул спрыгнуть на землю. И тут же едва не потерялся в траве – высокая, гадство, режет, как осока. Попытался запрыгнуть на дерево – а где ж оно? Нет, никак не могу увидеть – трава, трава одна.
- Ларс! Ларс, раскудрить твою через коромысло!!!
- О, круто, парень, тебя разбирает, - я вижу снова руку Ларса и она быстро сгребает меня из травы. Посадил на плечо. Ничего, хотя и тряско. Мы снова вместе – хоть это успокаивает. Я стараюсь не мешать, хотя в его длинные волосы вцепиться искушение большое. Все идем, идем, изредка Ларс пытается бежать. Жаль, никакой упряжи, что ли, нет: волком бы он быстрее шел. Пол ногами все сильнее чавкает и плещет – вода, откуда вода?
И трава теперь кочками – не та, что была под деревьями. Вокруг туман подниматься стал, трава высокая, не видать ни дерева – не знаю я этого места!
- Эй, Ларс, как бы ты это место назвал? Оно тебе нужно – это болото?
- Да мы, похоже, в знаменитом местечке сейчас. Болото. И живут там неприкаянные, то есть обитают, потому как умерли. Нифхель. – Ларс говорит это нарочито бодрым голосом, так, что я пугаюсь незнакомого слова и того, что оно может означать.
- Эй, смотри, там туман редеет! Похоже, еще и дома виднеются… Пошли? – я надеюсь, что это просто люди. Или что-то похожее. Пусть нам только скажут, как выбраться!
Ларс насупился и пошел скорым шагом к деревне. Нет, наверное, это мы зря.
- Эй, смотри – забор-то… он же давно нечиненый! И тихо слишком! Собаки уж должны бы всполошиться, а их тут нет! А еще… Бежим!!!
Из-за забора, некогда высокого и очень плотного, а теперь с покосившимися досками, раздалось странное, но такое неприятное топотание – ноги, причем когтистые лапы скорее, рвущие землю с травой, и дыхание, не как у человека. Мигнули жуткие белесовато поблескивающие низко поставленные глаза – нет, пора-пора удирать!
Ларс разворачивается и бежит, что есть духу, куда-то обратно. Вокруг все та же травища, больно хлещущая нас, вода все выше подбирается, и вот, когда Ларс спотыкается, он падает вперед на руки, проваливается в воду, а я скатываюсь в это гнилую холодную жижу. Как же она тянет вниз!
Я барахтаюсь, когда Ларс, выбравшись из ямы, и меня подбирает.
- Эй, не потонул? Испугался? Здесь я…
Он снова берет меня, и теперь сует к себе в карман. Я готов кусаться от страха, но это не выход. Я чувствую, и он слышит – за нами погоня.
Он снова бежит. Зло, собранно, но все же трава – такая гадость, а он временами по пояс в этой холодной тяжелой воде. Что ж эти преследователи не отстанут? Должны были и сами притопнуть, они невысокие были. А, нет: я слышу плеск – огибают нас, заходя с боков.
Я смотрю вниз, как же мне быть и что делать, когда до драки дойдет?
Спрыгиваю, в прыжке становлюсь человеком (ужас, до чего противно горожанину становиться обеими ногами в холодное месиво, да еще в ботинках!) и тут впервые обращаю внимание на одежду и вообще экипировку Ларса. Почти камзол. И кортик - не кортик, длинный кинжал у пояса.
- Ларс!
- Ну? Что тебе?
Он явно не обращает никакого внимания ни на перемены со мной, ни на себя. Озирается и медленно отступает.
- Ларс, что у тебя на поясе? Кинжал?
- Ох, ты!.. – он слабым, тихим голосом матерится, поминая свою любимую.
- Ну! Давай, теперь мы даже не очень с голыми руками, если это нож хотя бы!
- Не-ет, парень! Это куда лучше ножика!
Ларс рывком вытаскивает из ножен немного странный предмет: это явно не кинжал, но с гардой в виде перекладины. Порывисто целует, снова шепчет «Кирка!» и взмахивает ей, что-то повелительно выкрикивая. И я тогда понимаю, что сказки бывают детские, а я попал в дурацкую. Типа «Звездных войн».
Из кончика этого самого вырывается, куда там лайтсейберу, струя пламени. Ослепительно белое, мощное даже на вид, отливающее зеленоватым, пламя с ревом крушит все на пути. Под этим жаром трава ссыхается на глазах, потом вспыхивает. Ларс со зверским удовольствием на своем красивом лице поднимает палочку (кажется, это все-таки волшебная палочка) и начинает выжигать местность.
-Ларси, Ларси, только вокруг нас не запали! Туда, где плюхали те твари, туда резани!
Я очень надеюсь, что сил хватит. И что мы поступаем разумно. Ларс не прицеливается – просто идет туда, где было слышно что-то постороннее. Взвизг, вой, плюханье тел и рычание. Какая-то быстрая схватка, визг, потом слышен галоп – уходят прыжками буквально. Но недалеко.
Мы продолжаем уходить. Теперь преследователи едва слышны. Держатся подальше. Все противнее вода, тяжелый дух, сплошь туман.
И никакого окна, где бы нас ждали.
Я пыхчу, задыхаясь в этой холодной жиже. Не было такого у меня. Не было. Прыгал себе легко от окна к окошку. Пакость за ними видел – в этот… Нифхель, - не сваливался. Нет, не мое это.
Тогда это ларсово все. Вся эта жижа. Вся эта беспросветность.
Неужели мы влипли? Сверху раздается какой-то шум. Еще птичек стимфалийских не хватало. Боже, боже, боже…
- Ларс, неужели это все, что ты ждешь в жизни?
- Что такое?
Голос неожиданно вежлив и тих. Я даже остановился, а кто-то сверху прямо спикировал мне на темя и рванул за волосы. Я присел от боли, а Ларс злобно и быстро резанул огнем из палочки поверх травы. Снова вспыхнула трава, опять плюхнуло тело в воде.
- Спасибо, друг. Я насчет этого, где мы идем. Ты все тут, как бы сказать, определяешь… и это твой уровень запросов. Пока – типа «вся жизнь дерьмо». Давай, Ларс, напрягись!
Ларс оборачивается ко мне с самым зверским выражением лица:
- Как еще напрягаться, мать твою куда напрягаться?!Прем хер знает, куда, в воде по самое дорогое…
Он делает недвусмысленный жест.
- Ларс, у тебя эта…которую Киркой ты назвал. Это ведь важное что-то? Это очень важное?
- Она это, - Ларс мрачно бурчит, вновь отворачивается и бредет куда-то, расталкивая воду и траву, - София моя.
Я торопливо догоняю его. Пусть ничего не понял, но главное – что-то или кто-то, помимо болотины. Поравнялся, немного собрался со словами.
- Тогда думай и желай того, чего действительно еще не получил, а хочешь. То место, то существо – вот про это думай.
- Сам бы и думал, - отбивается Ларс.
- Тогда мы ко мне попадем, - обескуражено говорю я. Ну, тоже, скажем, выход. – Ты у меня жить хочешь? Наверное, можно… все обустроить.
-Еще чего! – Ларс с удвоенной энергией начинает рваться куда-то вперед, - еще чего – у тебя! Нафиг я там? Нафиг я везде?

URL
2011-07-22 в 11:25 

- А те, которые твой отец? И София? – я снова плюхаюсь почти по грудь в воду. Как противно-то, господи… и нет конца его нытью. Неужели судьба утонуть в чьих-то соплях и жалости к самому себе? И к себе.
Я должен вылезти. У меня есть дом – там так славно сейчас. Запалить обогреватели. Быстро оттаять и смыть эту пакость под душем или в ванне, а еще и принять… и закусить… я рванул, будто уж был на своей лестничной клетке. К удивлению, воды тут гораздо ниже.
Сзади что-то бурчит Ларс:
- Из дикого леса дикая тварь… ну, учу я все, учу… сдам чертовы экзамены – куда нах денутся… а еще два года ждать – это как? Как, я спрашиваю? Девственник, блин.
- Ларс, а ты вот сейчас к ней смог бы прийти? Прямо сейчас – она бы приняла?
- А вот и проверю! – и мальчик, весь в грязи, обляпанный, мокрый, со слипшимися и перепачканными волосами, бежит куда-то вперед с воплем «София! София!»
Я задыхаюсь, еле успеваю, но, похоже, идея была верная: под ногами уже почти нет воды, трава тут ниже. Зато есть кто-то не то волки не то псы… и это страшно.
Ларс хватается за ножны – пустые!
- Акцио, Кирка!
Что за бред, я не знаю, но тут я вижу что-то невообразимое: над головами волков появляются… занавески. Окно. Это французское окно, висящее довольно высоко над почвой и над нашими преследователями. Занавес шевельнулся, появилась рука и с легким звоном створка отворилась.
- София! Я люблю тебя!
Никогда раньше я не был рад слышать этот визгливый рефрен «ялюблютебяялюблютебя». Жутким образом, словно в полете (наверное, все же полете), Ларс взвился сам, и меня прихватил, и мы ввалились в комнату, на очень чистый и светлый ковер. Ларс, весь грязный и по-щенячьи счастливый, прижимался и лапал невысокую женщину, а я… смущенно пытался отчистить мокрый и грязный хвост.
Ками.
И вот они оба у меня. Снова. Каждый из них готов подписать контракт.
Что же, пара коробок пирожных из кондитерской, что делает лишь пятьдесят комплектов ежедневно – это было бы прекрасно…
-Итак, господа, каждый из вас готов заключить контракт… в нем только три пункта…


все!

URL

URL
2011-07-22 в 16:50 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
вычитать и вешать в самиздат!

2011-07-22 в 17:26 

Сусуватари
Думаешь - только опечатки-тавтологии есть?

2011-07-22 в 17:32 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
То, что меня несколько напрягает в этом тексте.
1. Граф Ди. На его месте должен быть некий другой персонаж. Или фольклорный или твой личный. Хотя бы и Ками, но другой. Это же касается и того момента, когда Ларс вызывает палочку ГП-шным заклинанием. Потому что это по сути не фанфик.
2. Иногда близость к игре, понятная участникам, усложняет текст. Например, палочку, ИМХО, надо назвать не Кирка, а София, по имени любимой женщины. Некое сомнение вызывает и тот крутой поворот, который мы провернули в игре - из трейлера в домпрнца. Некий более усредненный вариант, а то уж больно матртисьюшно выходит (в игре так и было - Марти так Марти).Но это уже меньше.
3. Ларс говорит рубленной речью с жаргонизмами и т.д. Как-то мало верится, что он может быть писателем. Если давать это - то хотя бы маленький кусочек текста и реакция Юлия на его творячество.
4. Наконец, незавершенность. Даже если судьба Ларса и Юлия не завершена, возникает впечатление некоторой точки ли запятой в лиии Ларса: из дерьма выбрался, женщина тут, он ее добьется. Юлий другой, он не-действеннен, и потому чувство, что он оказался на той же точке, откуда вышел. Хотя по большому - именно его советы и помогли Ларсу в болоте, он вмешивался и помогал. В общем, Юлий сделал свое дело и рад, что помог, а не навредил или... Некая большая завершенность требуется...
5. Несколько повисает в пространстве кусок с осьминожкой. Она такая многообещающая, а...

2011-07-22 в 17:42 

Сусуватари
Ларс Бьернсон ага.. и я думаю все над ней.
Осиминожка - такая темная лошадка в судьбе.
И про Юлия.. помнишь, демодоку вечно ноет, что не хочет меняться и служить? Юлий2 не меняется - но помогает. А куда ему меняться?
Он взрослый?
Он ответсвенный?
Или у него нераскрытый талант?
Он только не хочет быть слопанным очередной коровой...

2011-07-22 в 17:46 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
У Юлия комплекс, мешающий ему жить: "Я приношу несчастье". Это довольно частый грех у людей тактичных "Как я могу вмешиваться в чужую судьбу? Какое право я имею?" Как будто, можно жить иначе? Этого будет достаточно - отсутсвие страха перед тем, что якобы мешает жить людям и прочая лабуда.

2011-07-22 в 17:48 

Сусуватари
или мотив "От осьминожки ушел, от нежити ушел, а от тебя, глупая корова, и подавно убегу"?
Просто романтичный и теперь свободный.

2011-07-22 в 18:02 

Сусуватари
я вот думаю - придётся поработать как раз над обоснованием образа Ларса и Юлием - хотя он как бы типичен, а Ларс вообще как с другой планеты. И мир магии тоже.

   

главная